Центр Украино - Африканских исследований

 

Африка - колыбель человечества...
     

 

 

 

 

 

Искусство племени пуну

 

В южных районах Габона у народностей группы балумбо-бапуну бытуют знаменитые белые маски, известные в специальной литературе как маски "мпонгве" (реже - пуну, балумбо). Происхождение этих масок давно уже привлекает внимание исследователей, однако их точную племенную принадлежность все еще нельзя считать окончательно установленной. Кроме балумбо, мпонгве, машанго, ашира они замечены у бакота, галоа, митсого, бандзаби, бавуи и других народностей южного Габона и Конга.

"К какому народу принадлежат скульпторы, создатели этих масок? Вероятно, балумбо", - говорит Экхарт фон Зидов. Кьерсмейер с такой же осторожностью пишет: "Все, кажется, указывает на то, что этот тип масок принадлежит мпонгве". М. Гриоль, А. Баслер и Ф.-Х. Лем также, но без оговорок приписывают их мпонгве. Для Лео Фробениуса их создатели просто "негры Сетте-Кама". Г. Химмельхебер приписывает эти маски машанго. У. Фэгг, указывая на конкретные экземпляры, приобретенные у балумбо и родственных им племен, поддерживает мнение Зидова. Ж. Деланж, а вслед за ней и Э. Лейцингер приходят к выводу, что родоначальниками белых масок, вероятнее всего, являются бапуну. Как бы там ни было, бесспорно то, что племена и народности, у которых бытуют эти маски, принадлежат к этническим группам балумбо и бапуну. То, что большинство авторов приписывало их жителям побережья, мпонгве, по-видимому, связано с тем, что последние фигурировали в качестве посредников, у которых европейцы чаще всего приобретали эти маски.

Пристальное внимание к вопросу о происхождении белых масок в значительной мере связано с гипотезой об их дальневосточном прототипе. "Прическа в виде симметричных гребней, окрашенных в черный цвет, характерный разрез глаз, маленький рот с красными губами, белила, покрывающие лицо масок мпонгве, сильно сближают их с некоторыми масками японского театра, привлекая европейцев своим "классицизмом". Таким образом, неизбежно появление гипотезы, предполагающей имитацию дальневосточного изделия, случайно попавшего в Габон. В подобном предположении, очевидно, нет ничего невозможного, однако следует с большой осторожностью подходить к гипотезе, которая столь тесно связана с извечной европейской тенденцией приписывать чужеродное происхождение явлениям африканской культуры, не соответствующим привычным представлениям об африканских цивилизациях. Кроме того, эти маски полностью вписываются в традиционный комплекс верований и обычаев. Используемые членами тайного общества, они воплощают духов умерших", - пишет Ж. Маке.

Другие авторы также указывают на их сходство с японскими масками, в частности с масками но Д. Польм, например, пишет: "У машанго эти маски представляли духов умерших, их надевали танцоры, выступавшие на ходулях. Прежде они являлись принадлежностью женских обществ. Их облик, столь мало "негритянский", вызывал у первых любителей сомнения относительно их происхождения: не имеют ли они в данном случае дело с произведением дальневосточного художника, быть может, аксессуаром театра, который по какой-то немыслимой случайности был заброшен на африканское побережье? Эту гипотезу следовало признать несостоятельной: маски слишком многочисленны, они бытуют в самых глубинных районах. Но мпонгве, - пишет далее Д. Польм, - торговали рабами: среди дешевых товаров, завозимых работорговцами, могла оказаться и восточная маска...".

Обычно, возражая против восточного происхождения белых масок, ограничиваются указанием на то, что они используются в обрядах местных женских обществ, что само по себе довольно слабый аргумент в пользу их местного происхождения. Ссылка на функции не может быть убедительной, поскольку в данном случае речь идет о форме, о стилистических особенностях, которым находят аналогии только в дальневосточной скульптуре.

Главные из этих особенностей, на которые обычно указывают, - прическа в виде симметричных гребней, форма рта и "восточный" разрез глаз. Посмотрим, действительно ли эти формы не имеют аналогии в традиционной африканской скульптуре.

Следует начать с того, что пластическая структура маски в целом - яйцеобразная форма личины, резкая грань, отделяющая лицо от массы волос, четко акцентированные правильные дуги бровей, стилизованные формы ушей, носа, рельефная племенная татуировка на висках и над переносицей, общий характер стилизации, сочетающей дискретные и мягко округленные формы, - несомненно, не выходитчза пределы морфологических особенностей африканской традиционной скульптуры.

Что касается формы волос, то, прежде всего, нет никаких оснований говорить о каком-либо определенном типе прически, так как эти формы чрезвычайно разнообразны. Среди многих десятков масок трудно найти хотя бы два экземпляра, имеющих прическу одинаковой формы. Симметричность этих причесок, элементы, из которых они комбинируются (валики, гребни, конусы), так же как и окраска и способ передачи фактуры при помощи параллельной насечки, типичны для множества африканских стилей от Западного Судана до восточного Заира (ср. скульптуру бамбара, малинке, афо, вабенде). Форма рта, близкая к естественной, также имеет много аналогий и не случайно соответствует той степени стилизации, которая характерна для наиболее натуралистических школ, в частности бауле, йоруба, экой, а в данном районе приближается к аналогичным формам вабембе, баконго. Таким образом, при ближайшем рассмотрении единственным "ориентализирующим" элементом белых масок остается разрез и посадка глаз.

Глаза масок имеют рельефную миндалевидную форму с узким серповидным разрезом (причем глаза могут быть расположены под острым или тупым углом к линии носа). Однако и этот элемент нельзя признать "уникальным" или инородным в отношении африканской скульптуры. Такой разрез глаз имеют некоторые маски бобо и большинство масок ибибио. Правда, четкий серповидный разрез глаз масок ибибио обращен рогами вверх, а не вниз, как у "мпонгве". Но подобная инверсия типична для традиционного искусства, которое следует не столько правилам точного воспроизведения натуры, сколько логике ее претворения в идеальную пластическую структуру, где все подчинено определенному ритму, в данном случае - ритмическому повтору дуги, полукружия, представляющего собой доминанту этой пластической формы: большая правильная дуга, четко очерчивающая верхнюю границу лба, повторяется в таких же правильных арках надбровий, дугах бровей и затем - в серповидных щелях сомкнутых век, которые оказываются включенными в тот же ритм. Дуги гребней прически, концентрические полукружия стилизованных ушей, дуги, обрисовывающие крылья носа, форму рта, - все подчинено единой пластической структуре. В наиболее чистом, обнаженном виде эта ритмическая схема проявляется в сердцевидных масках баквеле, глаза которых имеют ту же самую форму, что и глаза белых масок "мпонгве". Более высокий уровень стилизации этих масок позволяет понять пластический смысл "восточного" разреза глаз, чьи серпообразные формы, сходясь под дугой лба у переносицы, образуют ясно читаемую дополнительную большую дугу. Добавим, что ту же рельефную форму и узкий серпообразный разрез глаз имеют маски бабембе.

В маске кулунга эта форма повторяется дважды: сначала - как пара глаз, затем - уменьшенная в виде сдвоенного изображения рта. Строго геометризованная пластическая структура этой последней маски удостоверяет ее "африканский" характер. Все это указывает на то, что нет оснований трактовать формы "мпонгве" в натуралистическом плане и искать прототип этой маски за пределами Африки.

Анализируя маски "мпонгве" с точки зрения пластической структуры, нельзя не обнаружить принципы стилизации, общие для всех местных художественных школ. Характерные для этой маски правильно округленные, выпуклые и вогнутые объемы, дуги, круги, полукружия являются теми же самыми элементами, различные комбинации которых лежат в основе скульптурных стилей фанг, бакота, баквеле, митсого, балумбо. Вместе с тем каждый стиль имеет свои особенности. Особенность масок "мпонгве", провоцирующая воображение европейцев, - в их большей близости к натуре по сравнению со скульптурой фанг или бакота. "Женщины этого района, - пишет А. Лавашери, - славятся своей красотой, и нет сомнения в том, что здесь представлен портрет идеальной женщины". Г. Химмельхебер утверждает, что маски "мпонгве" создавались "на основе живых моделей и что последние выбирались среди самых красивых женщин". Из этого, конечно, не следует, что речь идет о портрете в собственном смысле слова, но есть основание предполагать, что некогда художник руководствовался не только идеей маски определенного типа, но также в какой-то мере ориентировался на конкретную модель. Таким образом, возможно, что присущее традиционному художнику стремление к воплощению определенной идеальной пластической структуры здесь ограничено и уравновешено пластическим совершенством самой модели.

Мириманов В.Б. Искусство тропической Африки

 

Искусство Африки

Фото поиск Google. Все права принадлежат авторам фотографий. Использование снимков в образовательных, некоммерческих целях. Только в качестве ознакомления.

©2012 Центр Украино-Африканских исследований