Центр Украино - Африканских исследований

 

Африка - колыбель человечества...
     

Искусство племени куба

 

Среди государств, существовавших в бассейне реки Конго в доколониальную эпоху, государство Бакуба (Бушонго) представляет наибольший интерес, поскольку дает исключительно ценные образцы придворного искусства, которые в то же время являются древнейшими памятниками конголезского искусства и входят в число самых старых произведений африканской деревянной скульптуры. Легенда сообщает о том, что бакуба прибыли к берегам реки Санкуру около VI века. Их королем в это время был Минга Бенгала. Своего апогея государство Бакуба достигло в XVII веке, при девяносто третьем правителе - Шамба Болонгонго (1600-1620). Согласно преданию, Шамба Болонгонго характеризуется как типичный мифологический культурный герой. Ему приписывают различные нововведения, в том числе открытие техники выделки ткани, получение растительного масла, употребление в пищу маниоки и т. п. С ним же связывают введение обычая изготовлять мемориальные скульптурные портреты королей - правителей баку ба. По-видимому, этот обычай сохранялся довольно долгое время. Известно девятнадцать больших деревянных статуй королей бакуба, в том числе статуя самого Шамба Болонгонго (хранится в Британском музее). Трудно судить, в какой мере лица этих "портретов" соответствуют их моделям. Однако перед скульптором, очевидно, стояла задача увековечить индивидуальные черты портретируемых. Королевские статуи сохраняют особенности традиционной народной африканской скульптуры - фронтальность, иератические позы, уменьшающиеся сверху вниз пропорции, увеличенные размеры голов, - но приобретают и новые черты - натуралистичность форм (особенно в трактовке лиц) и такую же натуралистичность в сюжетном плане. Вместо пластической идеограммы, характерной для традиционной скульптуры, здесь имеет место непосредственное изображение конкретных предметов, демонстрирующих нововведения того или иного монарха.

Художники, работавшие при королевском дворе, составляли особую, привилегированную касту. Они изготовляли ткани, оружие, посуду, мебель. Среди известных в настоящее время художественных изделий бакуба к придворному искусству могут быть отнесены искусно орнаментированные трубки, шкатулки, деревянные антропоморфные кубки и другие предметы роскоши. Возможно, к тому же кругу изделий принадлежат несколько редких фигурок из кованого железа и слоновой кости, а также кефаломорфные терракотовые сосуды.

Есть основания надеяться, что в будущем археологические исследования позволят узнать кое-что и о придворном искусстве балуба, батеке, баконго и других народностей. В 1957 году археологи Ж. Нанкен и Ж. Иерно открыли на берегах озера Кисале, неподалеку от Маноно, в Северной Катанге, огромное кладбище. В захоронениях были обнаружены керамические изделия, украшения и так называемые катангские кресты. Изящные пропорции, пышная декоративная лепка погребальных урн из кисальских захоронений свидетельствуют о неизвестной, весьма развитой художественной культуре, датируемой VII- VIII веками. Другой загадкой является образец реалистического портрета из вулканического туфа, обнаруженный в ходе раскопок в районе реки Уэле (северо-восточное Конго).

В отличие от мелких разрозненных традиционных общин средневековые африканские государства обладали большими возможностями для установления контактов с отдаленными странами. Известно, что многие государства Западного Судана поддерживали при помощи транссахарской караванной торговли регулярные связи со Средиземноморским побережьем. Еще раньше, в эпоху Карфагена и Рима, в обмен на рабов, золото и слоновую кость через Сахару ввозили медь, ткани, украшения. Через территорию нынешних Чада и Дарфура шли караваны с востока, из Нильской долины и Эфиопии. Эти контакты не только стали возможными благодаря существованию крупных государственных образований, но и сами являлись одним из важных факторов, способствовавших возникновению и процветанию государств на территории Судана и Атлантического побережья.

Если дальние морские рейды финикийцев, карфагенян, римлян, подобные экспедиции Эвдокса, были не слишком частыми, они все-таки могли оставить какие-то следы в культуре народов Атлантического побережья и Западной Африки, не говоря уже о постоянных сухопутных связях между странами Западного Судана и внешним миром в IX- XV веках, когда транссахарская торговля была особенно оживленной. Торговые, военные и культурные контакты ранних африканских государств с берберами, арабами не ограничивались влиянием ислама. Североафриканские купцы были не только носителями ближневосточной культуры, но и посредниками между очагами европейской цивилизации и развитыми народами Западной Тропической Африки.

С XV века, времени установления португальцами торговых контактов со странами Гвинейского побережья и Конго, к косвенным добавились и прямые источники европейского влияния, в частности отразившегося в появлении новых изобразительных сюжетов. Можно думать, что этим европейское влияние не ограничилось. Ввоз декоративных тканей, украшений, оружия и т. п. должен был отразиться на развитии техники, ремесла, на эволюции местной художественной культуры. С торговцами, путешественниками и первыми миссионерами, с распространением христианства и ислама в Тропическую Африку проникают не только религиозные идеи и новые представления об окружающем мире, но в какой-то степени и новые художественные формы: с востока, от арабов, - абстрактные, орнаментальные в виде декора ремесленных изделий, с севера, из Европы, - натуралистические, конкретные с художественными изделиями, особенно в виде культовых предметов (изображения богоматери, распятий и т. д.). Хорошо известны местные памятники искусства, представляющие собой своеобразную стилистическую и сюжетную амальгаму: характерные для мусульманского искусства и архитектуры ажурные орнаментальные формы суданских масок, геометрические рисунки на тканях и стенах домов, так же как реалистические деревянные статуэтки, изображающие врачей и миссионеров, современные цементные надгробия в виде натуралистических раскрашенных статуй (в зоне влияния католической церкви), старые деревянные и медные распятия, на которых фигура Христа не отличается от традиционных статуэток предков, или такие, как барельеф абомейского дворца, изображающий священника с крестом на палубе каравеллы.

Если в начальном периоде торговые контакты и приток новых идей оказывали благотворное влияние на развитие ремесел и художественной культуры в африканских странах, то позднее, в XIX веке, массовый ввоз промышленных изделий оказался роковым для местных ремесел и традиционного искусства. Народные мастера, изготовлявшие различную утварь, культовые и бытовые предметы, естественно, не могли конкурировать с европейской промышленностью; ислам, становившийся все более ортодоксальным там, где он утвердился, отрицал саму идею воплощения художественных образов; христианские же миссионеры немало сделали для уничтожения старых памятников и пресечения местных художественных традиций. К концу XIX века в результате деятельности миссионеров в некоторых районах Тропической Африки полностью прекратилось изготовление скульптуры (на севере Анголы - с середины 70-х годов прошлого века, у бена-лулуа - в 1880 году и т. д.) (ср. VI и VII).

Большая часть ввозимых в африканские страны художественных изделий приобреталась королевскими дворами. Образцы восточного и европейского искусства, находившиеся в обиходе королевских семей и высоких сановников, были перед глазами дворцовых ремесленников. Организация таких ремесленников в особые специализированные мастерские, выполнявшие заказы двора, а также относительно светский и полупрофессиональный характер придворного искусства способствовали более организованному и широкому внедрению новых, форм, стилей, сюжетов. Действительно, кроме приведенных выше примеров новые сюжеты (изображения португальских солдат, торговцев, кораблей, европейской одежды и т. д.) встречаются уже в "афро-португальской" пластике, в искусстве Бенина и Дагомеи, отдельные элементы - в каменной скульптуре Сьерра-Леоне (номоли) и Гвинеи (помдо); более отчетливо - в искусстве королевства Конго ( XIV- XVIII вв.) и Бакуба (надгробные каменные изваяния (минтади) и деревянные портретные статуи королей бакуба, по-видимому, свидетельствуют об определенной восприимчивости к внешним импульсам).

В заключение коротко перечислим основные особенности придворного искусства. Это искусство всегда является делом профессиональных мастеров. Оно имеет относительно светский и престижный характер, с чем связано развитие различных видов прикладного и декоративного искусства, появление предметов роскоши, использование дорогих материалов. Религиозная идеопластика культовой скульптуры постепенно уступает место повествовательным сюжетам, культовую символику заменяют символы власти и личного могущества монарха.

Специфические формы придворного искусства связаны с соответствующим церемониалом и воплощают идеи господства - могущества, богатства, сакрального характера власти. Это троны, скипетры, жезлы, опахала, рекады, предметы прикладного искусства, часто лишенные традиционной символики и имеющие чисто декоративное значение. Все эти не употребляемые в повседневном быту и лишенные сугубо практического назначения предметы отличает изощренность, изысканность форм, а также использование наряду с обычными прочных и дорогих материалов - бронзы, золота, слоновой кости.

В стилистическом отношении это искусство более плоско, конкретно и натуралистично, чем традиционное народное, и, что следует подчеркнуть особо, значительно больше подвержено внешним влияниям. Однако эти влияния не следует переоценивать, так как в конечном счете они растворялись в извечной стихии народного искусства. Новые формы и сюжеты переосмысливались, приспосабливались к местным вкусам, нуждам, условиям: идея и образ богоматери, например, слились с традиционным образом материнства и плодородия, а натуралистические концепции европейского искусства могли только усиливать аналогичную тенденцию там, где она уже существовала. (Ср. идею персонификации, воплотившуюся в портретах королей бакуба.) Стилистический и функциональный анализ показывает, как из спектра чужеродных влияний (там, где они существуют) катализирующий эффект имеют только те, которые углубляют ведущие тенденции местного художественного развития, то есть те, которые не только совместимы с ними, но и представляют собой несколько более развитую форму последних. Прочее не оставляет следа в художественной практике. История дает примеры того, как все, что не соответствовало стадиальным параметрам, а на определенной стадии и этническому комплексу не только в области искусства, но и в иных сферах культуры, и было навязано силой, со временем отторгалось либо переосмысливалось на свой лад.

Даже самое массированное, многовековое воздействие чужеродной культуры неспособно существенно изменить направление художественной эволюции до той поры, пока не наступает момент совместимости. Внешние культурные влияния никогда не были причиной крутых поворотов в истории африканского искусства. Резкий перелом, который происходит теперь на наших глазах в африканском искусстве, как и во всех иных областях культуры, совершается не в результате влияния европейской художественной культуры "западных образцов", как считают многие европейские исследователи и местные искусствоведы, борющиеся за чистоту "африканского стиля", а является закономерным следствием распада традиционной социально-экономической структуры и модернизации всех экономических и социальных укладов, резкого перехода общества в новое состояние, которому соответствуют внедряющиеся теперь повсеместно формы и виды современного профессионального искусства.

Мириманов В.Б. Искусство тропической Африки

 

Искусство Африки

Фото поиск Google. Все права принадлежат авторам фотографий. Использование снимков в образовательных, некоммерческих целях. Только в качестве ознакомления.

©2012 Центр Украино-Африканских исследований