Центр Украино - Африканских исследований

 

Африка - колыбель человечества...
     

Искусство племени догон

 

Догоны (самоназвание - дого) - народность Республики Мали. Их численность в 1959 году достигала трехсот тысяч; основное занятие - земледелие, а также разведение мелкого скота и отчасти охота. Они живут в относительно изолированной гористой местности в районе плато Бандиагара. По преданию, догоны прибыли сюда с юга несколько веков назад. На протяжении столетий они сохраняли свою самобытную культуру, несмотря на европейское влияние и непосредственную близость Томбукту, древнего центра исламизации Судана, чему в значительной мере способствовали естественные условия - труднодоступная местность с узкими проходами и отвесными скалами, превратившими селения догонов в неприступные крепости. Селения догонов располагаются террасами на склонах холмов у подножия скалистых осыпей, на которых возвышаются конические постройки их легендарных предшественников - теллем. В своих церемониях догоны используют восемьдесят различных масок. Причем все они при большом разнообразии форм и сюжетов сохраняют черты одного стиля. В каждом из ритуалов принимает участие определенный набор масок. Некоторые из масок догонов сохранились только в музеях. С другой стороны, отмечено появление новых типов, сохраняющих основные признаки местного стиля.

Почти во всех масках подчеркнута вертикальная ось, и большинство из них имеют два композиционных центра: одним из них является личина, то есть часть маски, закрывающая лицо, другим - навершие, представляющее собой самостоятельную пластическую структуру. Стиль догонов характеризуется прямолинейными "кубистическими" объемами, резкой ограненностью форм, прямоугольными сочленениями, четкими, без полутонов границами света и тени. Антропоморфные, как правило, маски догонов всегда дополнены чертами различных животных (обезьяны, антилопы, зайца, гиены и т. п.). Самая распространенная и одна из наиболее почитаемых масок - канага. Плоское лицо с отверстиями для глаз разделено пополам тонкой вертикальной перегородкой носа, упирающейся в нависающий в виде трехгранного карниза лоб. Навершие имеет форму лотарингского креста с отогнутыми концами перекладин. Различные вариации этой формы, напоминающей схематическое изображение человеческой фигуры в так называемой позе лягушки, встречаются в первобытном и традиционном искусстве повсеместно: в наскальной живописи Австралии, Восточной Испании, Скандинавии, Закавказья, в искусстве канадских индейцев и т. д.

Символическое значение этой формы, венчающей маску канага, интерпретируется по-разному. М. Гриоль считает ее символом равновесия между землей и небом, символом космического порядка; другие видят в ней священную птицу с распростертыми крыльями, фигуру верховного божества в акте созидания; по Кьерсмейеру, это символ крокодила, на спине которого, по преданию, догоны переплыли Нигер во время их исхода из "Страны манде".

Маска сириге, или, как ее еще называют, "многоярусный дом", отличается от канага главным образом своим навершием. Лицевая же часть этой маски (как и многих других) в общих чертах повторяет лаконичную антропоморфную схему канага. Навершие сириге представляет собой ажурную доску или плоский шест высотой от трех до пяти метров, символизирующий гинна - дом огона, религиозного вождя и правителя догонов. Покрывающая шест резьба в виде повторяющихся геометрических форм отражает космогонические представления догонов.

Лицевая часть зооморфных масок, как правило, сохраняет ту же пластическую структуру: плоский прямоугольник, разделенный на две части узкой вертикальной перегородкой. Маска может быть увенчана прямыми или изогнутыми рогами (валу - маска антилопы), длинными ушами (дьомо - маска зайца) или имеет монолитную обтекаемую форму ("черная обезьяна" - маска бабуина). Навершия в виде человеческой фигуры (например, маска Ясигине)( Ясигине (или Ясиги) - мифическая женщина парная женская ипостась Йуругу, укравшая секрет масок и потому посвященная в ава. По преданию, с этого времени некоторая категория женщин имеет право выступать в ритуальных танцах под маской Ясигине) или фигурки обезьяны, как правило, менее геометризованы, а иногда почти натуралистичны. Причем в этих случаях лицевая часть полностью лишается изобразительных элементов, превращаясь в плоскость, на которой вертикаль обозначена лишь как перегородка между прямоугольными глазными отверстиями.

Матерью всех масок считается маска имина на - "великая маска", сочетающая в себе особенности обоих типов: антропоморфный характер лицевой части, геометрический орнамент навершия (достигающего десятиметровой высоты) и более реалистическую трактовку змеиной головы с открытой пастью, венчающей навершие. Эту маску можно видеть лишь на церемонии Сиги.

Каждой маске соответствуют специальный костюм и украшения, скрывающие танцора с ног до головы. Большая часть костюма состоит из растительных волокон. Из тех же волокон изготовляются и маски, изображающие людей, например женщин фульбе (Фульбе считались прежде врагами догонов, и их ньяму следовало нейтрализовать точно так же, как и ньяму убитых животных). Непременный аксессуар этой маски - женская грудь из двух половинок плода баобаба. Вообще же маски догонов изготовлены из мягкой древесины и поэтому сохраняются лишь относительно короткое время. Это обстоятельство (исчезновение образцов), возможно, содействует ускоренной эволюции масок - их стиля и формы - по сравнению с круглой скульптурой (Ж. Деланж видит причину ускоренной эволюции в том, что изготовители масок здесь чаще всего их носители - члены ава, а не кузнецы, которые являются потомственными ремесленниками и по установившейся традиции наряду со своим основным делом обычно занимаются изготовлением скульптуры).

Скульптура, собранная различными экспедициями в районе Бандиагара, принадлежит к числу наиболее самобытных памятников африканского традиционного искусства. В то же время часть ее относится к весьма немногочисленной группе деревянной африканской скульптуры, возраст которой измеряется несколькими (по крайней мере, двумя) столетиями. Это скульптура, приписываемая догонами полулегендарному народу теллем. Выше упоминалось о том, что, по преданию, догоны переселились в район Бандиагара из "Страны манде". Это событие относят примерно к XIII веку.

В мифах и легендах догонов сохранились воспоминания о низкорослых людях андумбулу, которые были постепенно вытеснены людьми нормального роста - теллем. После прибытия догонов в район Бандиагара теллем покинули свои селения, оставив в пещерах святилища и захоронения с различными культовыми предметами, включая скульптуру. Скульптура теллем высечена из очень твердого дерева и покрыта окаменевшей коркой жертвенной смеси, состоящей из крови и рисового отвара. В большинстве случаев это мужские и женские статуэтки, а также фигурки гермафродитов. Их отличительная черта - сочетание обобщенных монументальных форм с экспрессивной динамичной композицией. Патетические жесты, странные позы резко контрастируют со строгими, прямолинейными ограненными формами, четко вписанными в объем заготовки - обрубок древесного ствола (На этом принципе основан опыт классификации скульптуры догонов, принадлежащий Ж. Лоду. В результате стилистического анализа ста шестидесяти четырех статуэток он нашел возможным распределить их на несколько групп в зависимости от степени соответствия фигуры первоначальному, объему заготовки). Обратим особое внимание на строго вертикальные фигуры с вытянутыми вверх руками - эта поза повторяется в более поздних статуэтках и рельефных украшениях на бытовых предметах. По-видимому, та же фигура лежит в основе навершия маски канага, а возможно, и сириге. Этот сюжет один из самых архаичных в искусстве догонов. Фигуры с поднятыми руками встречаются иногда в сочетании со скульптурными или рельефными изображениями животных (отдельные статуэтки, резные изображения на табуретах и культовых предметах). Кроме названных среди статуэток теллем имеются стоящие и сидящие фигуры (иногда парные) с руками, сложенными на животе, прижатыми к ушам, коленопреклоненные, верхом на животном. Теллем также принадлежат отдельные фигурки животных. Почти все скульптуры теллем были найдены в пещерах, которые, судя по находящимся там скелетам, служили долгое время местами захоронения. Экспедиции, тщательно обследовавшие пещеры, обнаружили помимо скульптуры деревянные резные подголовники, фрагменты тканей, плетения, гончарные изделия, бронзовые и железные браслеты, наконечники стрел и копий и многие другие предметы.

Проблема авторства и возраста скульптуры теллем считается до сих пор не решенной. Дальше всего в ее разрешении удалось продвинуться Ж. Лоду, которому принадлежит серия работ, посвященных стилистическому анализу, классификации и вопросам датировки искусства теллем и догонов. Возраст этой скульптуры Лод считает "безусловно преклонным". В подтверждение он, в частности, приводит сведения, сообщенные П. Ланглуа, о местонахождении серии статуэток, обнаруженных в труднодоступной пещере, вход в которую был завален оползнем. "Хорошо защищенные от непогоды, влаги, насекомых каменными пещерами, а также толстым слоем жертвенных возлияний, эти статуэтки могли сохраняться весьма продолжительное время. Кроме того, их охраняла легенда. Догоны считают эти пещеры священным местом. Они никогда не отваживаются их посещать: эти могилы и святилища им не принадлежат".

Несмотря на все это, многие авторы считают, что скульптура теллем принадлежит догонам и представляет раннюю фазу развития их искусства. Действительно, скульптура теллем имеет так много общего с современным традиционным искусством догонов, что эти явления можно рассматривать как разные этапы развития одной художественной традиции.

Наиболее убедительное разрешение проблемы искусства теллем-догонов было предложено Ж. Лодом, который не ставит под сомнение существование в прошлом народа теллем, считая теллем предками современной народности курумба, в чьей культуре обнаруживаются некоторые элементы, родственные догонам ( Лод также приводит свидетельство Е. Крамер о том, что в некоторых местах, как, например, в Йоро, еще и теперь живут люди, которых догоны называют либо теллем, либо курумба). Лод считает, что имеется много подтверждений тому, что после прихода догонов теллем не сразу и лишь частично покинули этот район. Причем во многих местах они долгое время уживались с догонами и укрепляли связи, в частности, в результате межплеменных браков. Приспосабливаясь к новым условиям, догоны должны были воспринять некоторые элементы местной культуры. Лод даже делает предположение, что в момент прибытия у догонов вообще не было собственной скульптуры и традиция ее изготовления была целиком воспринята от теллем.

Как бы там ни было, глубокое родство обеих традиций бесспорно. Независимо от того, являются ли скульптуры теллем-д огонов созданием одного или двух народов, нет никакого сомнения в том, что в традиционном художественном творчестве догонов находят свое развитие те самые сюжетные и пластические формы, которые составляют основу искусства теллем. Особенно наглядно это проявляется уже в том, что существует довольно большая группа памятников, органически сочетающих в себе стилистические признаки той и другой скульптуры. Таким образом, мы имеем редкую возможность проследить развитие форм традиционной скульптуры на обширном материале, имеющем солидную хронологическую перспективу. В случае же выявления более глубоких истоков скульптуры теллем-догонов этот материал следовало бы признать совершенно уникальным.

Насколько известно, проблема происхождения искусства теллем до сих пор не затрагивалась. Однако уже имеется материал, позволяющий коснуться этого вопроса.

В конце 50-х годов в догонском селении Санга была обнаружена многофигурная каменная статуэтка ( Находится в коллекции П. Тишмана, Нью-Йорк), ценность и особенность которой заключается в том, что она является пока что единственной каменной скульптурой, найденной у догонов. Обладая стилистическими чертами искусства теллем-догонов, она в то же время обнаруживает общие черты с каменными статуэтками помдо. Это обстоятельство заслуживает особого внимания, поскольку известно, что киси, так же как и догоны, выходцы из "Страны манде".

В плане генезиса традиционного искусства догоны представляют особый интерес также и потому, что они чуть ли не единственные в Западном Судане продолжатели древних традиций наскальной живописи. Наскальные изображения догонов, нанесенные красной, белой и черной красками, находятся в местах совершения обрядов посвящения молодежи. Примитивно намалеванные схематические фигуры людей и животных, а также прямоугольники и другие нефигуративные изображения иногда отдаленно напоминают формы масок, чаще всего - навершие маски канага. Упрощенная техника, степень схематизма и характер стилизации этих изображений соответствуют заключительной фазе наскального искусства Сахары. Эта архаическая форма сосуществует с самыми разнообразными видами прикладного искусства. Украшение деревянных бытовых предметов, деталей архитектуры, музыкальных инструментов круглой скульптурой, рельефом, резным и графическим орнаментом, конечно, не следует рассматривать как чисто декоративное оформление. Каждый или почти каждый элемент декора связан с теми или иными мифологическими, религиозными, магическими представлениями и имеет конкретный смысл и определенное назначение.

Рельефные женские и мужские фигуры на опорных столбах мужского дома - тогуны, ряды антропоморфных изображений на дверях амбаров, статуэтки всадников и фигуры предков на крышках сосудов и катушках ткацких станков по стилю почти не отличаются от культовой скульптуры. В прикладном, как и в культовом, искусстве догонов довольно часты изображения животных, особенно лошади (танцевальные трости, кубки, подголовники, а также статуэтки, изображающие животных ( Назначение этих фигурок - охранять рисовые поля и сады от воров)).

Наименее известным видом искусства догонов до недавнего времени оставались кованые железные антропоморфные фигурки, венчающие ритуальные жезлы, устанавливаемые на могилах и алтарях. Между этими фигурками и деревянной скульптурой догонов существует определенное сходство, однако не настолько значительное, чтобы можно было согласиться с предположением У. Фэгга, объясняющего особенности стиля деревянной скульптуры догонов влиянием кузнечной техники.

Формы деревянных статуэток четко огранены, угловаты, их трехмерность выявлена резкими контрастами света и тени, причем трактовка основных деталей точно соответствует методу изъятия - технике резьбы, в то время как формы кованых фигурок, более плавные, текучие, как и сама ковка металла, больше соответствуют технике лепки. Предположение Фэгга, по-видимому, основано не столько на сравнительном стилистическом анализе, сопоставлении деревянной и металлической пластики, сколько на том, что изготовление деревянной, так же как и металлической, скульптуры догонов по установленным традициям является делом кузнецов (как, впрочем, и у подавляющего большинства народностей Западной Африки). Профессиональные ремесленники, специализировавшиеся в одной определенной области (литье и ковка металла, резьба по дереву и т. д.), существовали в Африке главным образом в условиях относительно развитой социальной структуры. Чаще же все функции ремесленника, художника, а также часто знахаря, колдуна, жреца и даже вождя осуществлялись деревенским кузнецом. Жена кузнеца, как правило, занималась гончарным делом, вся семья принадлежала к особой касте (то есть браки заключались только между семьями кузнецов). У догонов, сенуфо, бамбара и других народностей кузнецы живут в некотором отдалении от деревни или в особом квартале. Двойственное отношение к ним, в котором преобладают то страх и отчужденность, то почтительность и уважение, объясняется их ролью арбитров в спорах между членами общины, а также посреднической ролью между миром живых и мертвых. Это положение отражает материальный аспект: кузнец изготовляет не только все необходимые для общины орудия (топоры, ножи, мотыги, стрелы, копья и т. д.), но также и культовые предметы: статуи, барабаны, ритуальные кубки, жезлы и другие предметы, используемые в религиозных церемониях.

Кузнецу отводится большое место в африканской мифологии и фольклоре. В мифологии догонов кузнец занимает одно из центральных мест. Именно он, по представлениям догонов, принес на землю ковчег с плацентой, содержавшей в себе зародыши всего сущего. Подобные мифы существуют и у других народов Западного Судана. "Принимая во внимание, что он является потомком демиурга и играет важную роль в мифах, учитывая также то, что он владеет техникой и обладает всеми необходимыми орудиями, кузнец больше чем кто-либо другой годится для выполнения роли скульптора. Все же связь между кузнечным делом и скульптурой не везде так прочна и очевидна, как у народов Западного Судана. В Конго, например, эта связь, по-видимому, не проявляется", - пишет Ж. Лод в книге "Искусство Черной Африки".

Мириманов В.Б. Искусство тропической Африки

 

Искусство Африки

Фото поиск Google. Все права принадлежат авторам фотографий. Использование снимков в образовательных, некоммерческих целях. Только в качестве ознакомления.

©2012 Центр Украино-Африканских исследований